Все регионы России
Тел.: +7 (812) 904-94-68
Тел.: +7 (499) 110-34-27
E-mail: sales@asport.su

Москва и МО (Только ОПТ):
Тел.: +7 (495) 740-35-24
E-mail: moscow@asport.su

Санкт-Петербург и ЛО:
Тел.: +7 (812) 601-06-19
Тел.: +7 (812) 973-06-21
Тел.: +7 (812) 929-77-92
E-mail: office@asport.su

Сибирь и ДФО:
Тел.: +7 (812) 365-60-78
Тел.: +7 (812) 365-67-14
E-mail: sales@asport.su
Индекс цитирования

Спорт мутантов

трибуна стационарная скейт парк, роллер парк системы разделения залов и подвесы легкая атлетика и гимнастика баскетбольная стойка
(скейт парк)
и подвесы
и гимнастика
стойка
хоккейная площадка спортивные покрытия ковер боксерский ринг боксерский новус
спортивные ковры ринги Новус

Рекорды халатности 

На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити комиссия независимых экспертов от Всемирного антидопингового агентства (WADA), в которую вошли 12 человек, наблюдала за тем, как ведется на Играх борьба с запрещенными препаратами. По итогам наблюдений эти специалисты выпустили 300-страничный доклад. Подробно анализировать его содержание нет смысла, остановимся лишь на замеченных комиссией нарушениях. 

Экспертов неприятно удивили несколько моментов. В их числе - сама процедура допинг-контроля. Тот, например, факт, что помещения, где спортсмены после соревнований сдавали анализы, оказались крохотными - в таких просто невозможно соблюсти предписанную регламентом конфиденциальность. Или транспортировка пробирок. Случай с белорусской спортсменкой Юлией Павлович, выступавшей в соревнованиях по шорт-треку, вообще выглядит трагикомичным. Анализ она сдала, после чего отправилась в расположение своей сборной. Волонтер, обслуживавший Игры, взял запечатанный контейнер с несколькими десятками проб, чтобы отвезти его в лабораторию. По дороге он вспомнил, что забыл положить в него сопроводительные документы. Недолго думая, волонтер сломал пломбу, поместил бумаги в ящик и отвез куда надо. Вскрытие же контейнера является грубейшим нарушением, которое аннулирует результаты допинг-тестов. Тем не менее, в лаборатории содержимое привезенных пробирок проверили, и выяснилось, что в пробе Юлии Павлович содержание нандролона превышает допустимую концентрацию в 380 раз. В иных условиях этого было бы достаточно, чтобы дисквалифицировать спортсменку. Однако, учитывая, что контейнер был вскрыт, никакие санкции в отношении Павлович применить не могли без повторной проверки, проведенной надлежащим образом. Юлию Павлович вызвали на повторный тест. На него-то она и не явилась. 

И это далеко не все процедурные нарушения. Эксперты отмечают массу ошибок, совершенных при заполнении бумаг: где-то забыли подпись, где на документе проставили неверный номер... 

Отдельная глава посвящена тем, кого руководители российской делегации в Солт-Лейк-Сити называли "лжеастматиками". Один из руководителей - Виктор Маматов даже заявил, что их на Олимпиаде было около 80%. Цифра, указанная в докладе, гораздо скромнее - 5%. Но все равно эксперты были поражены количеством атлетов, обратившихся в медицинскую комиссию Международного олимпийского комитета (МОК) с просьбой разрешить им во время Олимпиады пользоваться сильнодействующими антиастматиками, которые содержат запрещенные субстанции. В общей сложности поступило 163 просьбы, 130 из них были удовлетворены: рекомендации, данные лечащими врачами спортсменов, показались чиновникам надежными. Больше всего "астматиков" обнаружилось в составах сборных Швеции, Норвегии, США, Голландии и Канады. Из видов спорта - в биатлоне. Там их аж 8%! 

Дальше начинается смешное. Задыхающиеся от приступов астмы люди завоевали в Солт-Лейк-Сити 28 медалей в индивидуальных видах и 25 - в командных! Еще две награды достались "больным" атлетам, чьи просьбы пользоваться столь нужными им ингаляторами МОК удовлетворить отказался. 

И это доклад комиссии, изначально, в общем-то, лояльной к организациям, ведущим борьбу с допингом! Те, кто пострадал в результате этой борьбы - те же россияне, - в своих оценках были куда жестче. В иске Олимпийского комитета России, поданном в спортивный арбитраж в Лозанне по поводу дисквалификацииЛарисы Лазутиной и Ольги Даниловой, говорилось не только о процедурных нарушениях, а и о том, что дарбепоэтин, на котором попались обе наши лыжницы, а также немец из Испании Йохан Мюлегг, в черном списке МОК в феврале еще не значился, и если и признавать его подпадающим под определение "производное от известных препаратов" (в данном случае - от эритропоэтина), то в любом случае методика его обнаружения не могла быть достаточно надежной... Арбитраж, как известно, все эти доводы отклонил. Но претензии к борцам с допингом остались - и у России, и у Испании (там уверены, что за лучшим лыжником мира Мюлеггом велась целенаправленная охота со стороны немцев, возмущенных тем, что их некогда лучший лыжник переехал в другую страну, и норвежцев, которых "испанец" лишал запланированных медалей), и у Финляндии, где до сих пор не забыли, как два года назад во время чемпионата мира в Лахти допинг-контролем была фактически ликвидирована вся лыжная сборная страны. 

Спорт мутантов 

Глава WADA Ричард Паунд считает, что на самом деле скептики несколько преувеличивают масштабы проблемы. Действительно, если бы не было этой скандальной Олимпиады, то с точки зрения количества выявленных нарушений прошедший сезон ничем в худшую сторону не отличался бы от предыдущих. По крайней мере, к тому, что лыжники и велосипедисты с громкими именами попадаются на запрещенных препаратах довольно регулярно, мы уже успели привыкнуть. А вот, скажем, на чемпионате мира по футболу были протестированы практически все участники - и ни одного позитивного результата. 

Другое дело, что цифрами все не объяснишь. Самое страшное отнюдь не в них. В том, например, что выяснилось: никто толком не представляет, кто же в спорте является высшей инстанцией в борьбе с допингом и кто же за нее несет ответственность. Жак Рогге в Солт-Лейк-Сити предупредил, что отныне приоритет в антидопинговой политике будет полностью отдан МОК и его медицинской комиссии. Между тем все программные документы в этой области разрабатываются WADA, и критикуют за неправильные методы борьбы с применением запрещенных препаратов чаще всего именно агентство Ричарда Паунда. Когда оно создавалось три года назад, ему отводилась роль скорее вспомогательной инстанции. Теперь же очевидно, что технические и, что важнее, финансовые возможности WADA на порядок больше, чем у МОК. В WADA, в свою очередь, ссылались на то, что ему мешают покрывающие своих атлетов государственные спортивные организации и различные федерации, которые помимо всего прочего имеют совершенно разные антидопинговые регламенты. 

Еще в этом году мы узнали, что допинговая мысль не стоит на месте; а развивается, как минимум, не менее быстрыми темпами, нежели антидопинговая. Дарбепоэтин - это, видимо, еще цветочки

В сентябре появились первые сообщения о создании генного допинга, который может разрушить все традиционные представления о запрещенных препаратах. Представьте себе теннисиста, которому "сделали" специально приспособленные для того, чтобы лучше владеть ракеткой, руки. Или марафонца либо с искусственно увеличенными легкими, либо с модифицированными кровяными тельцами. При этом изменения происходят в отдельных органах, не затрагивая остальные. Получается, что обнаружить такой допинг практически невозможно и вскоре выступать на Олимпиадах будут мутанты?! 

Поначалу к этим сообщениям относились не очень серьезно. Но недавно профессор Калифорнийского университета Тед Фридман, занимающийся генной терапией, а в WADA являющийся членом комитета по здоровью, дал интервью, в котором на вопрос о реальности генного допинга ответил так: "Конечно, он реален. Собственно, это подтвердит вам любой из моих студентов". Остается добавить, что новый вид запрещенных препаратов уже попал во вновь расширенный по сравнению с предшествующими вариант черного списка, который вступит в действие со следующего года. 

Практически одновременно WADA объявило и об увеличении своего бюджета. В 2003 году он составит $21 млн (в нынешнем он был на $3 млн меньше). $5 млн - как никогда крупная доля - пойдет именно на научные исследования. Еще около $500 тыс. - на специальную программу по пропаганде "чистого" спорта. В рамках ее будет объясняться, насколько вредны любые виды допинга - в частности, генный. 

Но основные надежды борцы с допингом связывают все же не с деньгами. Одной из центральных тем минувшей осени было обсуждение проекта всемирного антидопингового кодекса, разработанного WADA.

Пару лет назад появление подобного документа было бы попросту невозможно, ведь в нем де-факто ущемляется государственный суверенитет. От всех стран кодекс требует согласия участвовать в антидопинговой политике WADA и МОК, приняв единые, стандартизированные правила, касающиеся и проведения тестов, и наказаний для нарушителей. Главное же, что от них требуется вкладывать средства в эту борьбу. В противном случае МОК (по существу, WADA) лишает страну права даже претендовать на любые крупные соревнования - вроде Олимпиады или чемпионатов мира. Условия жесткие. Однако после долгих споров уже около полусотни государств подтвердили, что на конференции в Копенгагене в марте подпишут кодекс. Некоторые - к примеру, Норвегия и США - успели в добровольном порядке начать финансирование WADA. 

Причина этой сговорчивости ясна. За те три года, что существует WADA, мир успел убедиться в том, что ни одна организация с проблемой допинга своими силами справиться не в состоянии. Зато в состоянии сконцентрировать усилия на какой-то одной отдельно взятой команде или государстве и устроить ему с помощью допинговых скандалов весьма беспокойную жизнь. За по-настоящему же беспристрастное отношение нужно, выходит, много платить.

Допинговые скандалы 2002 годаСпортсменПрепаратНаказание
Алина Кабаева, Ирина Чащина (Россия, художественная гимнастика) Фуросемид Дисквалифицированы на 1 год
Кристина Шмигун (Эстония, лыжи) Анаболики Повторная проба отрицательна
Яп Стам (Голландия, футбол) Нандролон 5 месяцев, $44 тыс.
Хосеп Гвардьола (Испания, футбол) Нандролон 4 месяца, $44 тыс.
Наталья Баранова (Россия, лыжи) Эритропоэтин 2 года
Йоханн Мюлегг (Испания, лыжи) Дарбепоэтин 2 года
Ольга Данилова (Россия, лыжи) Дарбепоэтин 2 года
Лариса Лазутина (Россия, лыжи) Дарбепоэтин 2 года
Алан Бакстер (Великобритания, горные лыжи) Метамфетамин 2 года
Стефано Гарцелли (Италия, велоспорт) Пробеницид 9 месяцев, $35 тыс.
Джильберто Симони (Италия, велоспорт) Кокаин Сняты обвинения
Марко Пантани (Италия, велоспорт) Хранение инсулина 8 месяцев, позже дисквалификация снята
Евгений Печенкин (Россия, легкая атлетика) Норандростерон 2 года
Ян Ульрих (Германия, велоспорт) Амфетамин 6 месяцев, $1,4 тыс.
Лурдес Домингес Лино (Испания, теннис) Кокаин 3 месяца
Томаш Энге (Чехия, автоспорт) Марихуана 12 месяцев (условно)
Анна Бессонова (Украина, художественная гимнастика) Норэфедрин 2 месяца
Фернандо Варгас (США, бокс) Станозолол 9 месяцев, $100 тыс.

Автор: Алексей Доспехов
Источник: "Коммерсантъ", 18 декабря, N 227